Князь константин молитва

Полное собрание и описание: князь константин молитва для духовной жизни верующего человека.

Князь константин молитва

К. Р. (великий князь Константин Константинович Романов)

Научи меня, Боже, любить

Всем умом Тебя, всем помышленьем,

Чтоб и душу Тебе посвятить

И всю жизнь с каждым сердца биеньем.

Научи Ты меня соблюдать

Лишь Твою милосердую волю,

Научи никогда не роптать

На свою многотрудную долю.

Всех, которых пришел искупить

Ты Своею Пречистою Кровью, –

Бескорыстной, глубокой любовью

Научи меня, Боже, любить!

Надпись в Евангелие

Пусть эта книга священная

Спутница вам неизменная

Будет везде и всегда.

Пусть эта книга спасения

Вам подает утешение

В годы борьбы и труда.

Эти глаголы чудесные,

Как отголоски небесные

В грустной юдоли земной,

Пусть в ваше сердце вливаются, –

И небеса сочетаются

С чистою вашей душой.

Не говори, что к небесам.

Не говори, что к небесам

Твоя молитва недоходна;

Верь: как душистый фимиам,

Она Создателю угодна.

Когда ты молишься, не трать

Излишних слов; но всей душою

Старайся с верой сознавать,

Что слышит Он, что Он с тобою.

Что для Него слова? – О чем,

Счастливый сердцем иль скорбящий,

Ты не помыслил бы, – о том

Ужель не ведает Всезрящий?

Любовь к Творцу в душе твоей

Горела б только неизменно,

Как пред иконою священной

Лампады теплится елей.

Великой княгине Елизавете Феодоровне

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:

Ты так невыразимо хороша!

О, верно под такой наружностью прекрасной

Такая же прекрасная душа!

Какой-то кротости и грусти сокровенной

В твоих очах таится глубина;

Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна;

Как женщина, стыдлива и нежна.

Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой

Твою не запятнает чистоту,

И всякий, увидав тебя, прославит Бога,

Создавшего такую красоту!

О царь! Скорбит душа твоя,

Томится и тоскует, –

Я буду петь: пусть песнь моя

Твою печаль врачует.

Пусть звуком арфы золотой

Утешит дух унылый твой

И облегчит мученье.

Их человек создать не мог, –

Не от себя пою я:

Те песни мне внушает Бог,

Не петь их – не могу я.

О царь! Ни звучный лязг мечей,

Ни юных дев лобзанья,

Не заглушат тоски твоей

И жгучего страданья.

Но лишь души твоей больной

Святая песнь коснется, –

Мгновенно скорбь от песни той

И вспрянет дух унылый твой,

О царь! И торжествуя,

У ног твоих, властитель мой,

Пусть за тебя умру я.

Меня бранят, когда жалею.

Меня бранят, когда жалею

Я причиняющих печаль

Мне бессердечностью своею;

Меня бранят, когда мне жаль

Того, кто в слабости невольной

Иль в заблужденьи согрешит.

Хоть и обидно мне, и больно,

Но пусть никто не говорит,

Что семя доброе бессильно

Взойти добром; что только зло

На ниве жатвою обильной

Нам в назидание взошло.

Больней внимать таким сужденьям,

Чем грусть и скорбь сносить от тех,

Кому мгновенным увлеченьем

Случится впасть в ничтожный грех.

Не все ль виновны мы во многом,

Не все ли братья о Христе?

Не все ли грешны перед Богом,

За нас распятым на кресте?

Copyright © 2006-2016 Библиотека “Халкидон”

Стихи Великого Князя Константина Константиновича Романова

Великий князь Константин Константинович, поэтический псевдоним К. Р. (10 [22] августа 1858, Стрельна — 2 [15] июня 1915, Павловск) — член Российского Императорского дома, генерал-адъютант (1901), генерал от инфантерии (1907), генерал-инспектор Военно-учебных заведений, президент Императорской Санкт-Петербургской академии наук (1889), поэт, переводчик и драматург.Второй сын великого князя Константина Николаевича и великой княгини Александры Иосифовны, внук Николая I.

Вел. Кн. Константин Константинович с Августейшим семейством

Когда креста нести нет мочи…

Когда креста нести нет мочи,

Когда тоски не побороть,

Мы к небесам возводим очи,

Творя молитву дни и ночи,

Чтобы помиловал Господь.

Но если вслед за огорченьем

Нам улыбнется счастье вновь,

Благодарим ли с умиленьем,

От всей души, всем помышленьем

Мы Божью милость и любовь?

Научи меня, Боже, любить

Всем умом Тебя, всем помышленьем,

Чтоб и душу Тебе посвятить

И всю жизнь с каждым сердца биеньем.

Научи Ты меня соблюдать

Лишь Твою милосердную волю,

Научи никогда не роптать

На свою многотрудную долю.

Всех, которых пришел искупить

Ты Своею Пречистою Кровью, —

Бескорыстной, глубокой любовью

Научи меня, Боже, любить!

Тебе, Воскресшему, благодаренье.

Тебе, Воскресшему, благодаренье!

Минула ночь, и новая заря

Да знаменует миру обновленье

В сердцах людей любовию горя.

Хвалите Господа с Небес

И пойте непрестанно:

Исполнен мир Его чудес

И славы несказанной.

Хвалите, сонм Бесплотных Сил

И Ангельские лики:

Из мрака скорбного могил

Свет воссиял великий.

Хвалите Господа с Небес,

Холмы, утесы, горы!

Осанна! Смерти страх исчез,

Светлеют наши взоры.

Хвалите Бога, моря даль

И океан безбрежный!

Да смолкнут всякая печаль

И ропот безнадежный!

Хвалите Господа с Небес

И славьте, человеки!

И смерть попрал навеки!

Благословен тот день и час,

Когда Господь наш воплотился,

Когда на землю Он явился,

Чтоб возвести на Небо нас.

Благословен тот день, когда

Отверзлись вновь врата Эдема;

Над тихой весью Вифлеема

Взошла чудесная звезда!

Когда над храминой убогой

В полночной звездной полумгле

Воспели «Слава в вышних Богу!»

— Провозвестили мир земле

И людям всем благоволенье!

Благословен тот день и час,

Когда в Христовом Воплощенье

Звезда спасения зажглась.

Христианин, с Бесплотных Ликом

Мы в славословии великом

Сольем и наши голоса!

Та песнь проникнет в небеса.

Здесь воспеваемая долу

Песнь тихой радости души

Предстанет Божию Престолу!

Но ощущаешь ли, скажи,

Ты эту радость о спасеньи?

Вступил ли с Господом в общенье?

Скажи, возлюбленный мой брат,

Ты ныне так же счастлив, рад,

Как рад бывает заключенный

Своей свободе возвращенной?

Ты так же ль счастлив, как больной,

Томимый страхом и тоской,

Бывает счастлив в то мгновенье,

Когда получит исцеленье?

Мы были в ранах от грехов

— Уврачевал их наш Спаситель!

Мы в рабстве были — от оков

Освободил нас Искупитель!

Под тучей гнева были мы,

Под тяготением проклятья

— Христос рассеял ужас тьмы

Нам воссиявшей благодатью.

Приблизь же к сердцу своему

Ты эти истины святые,

И, может быть, еще впервые

Воскликнешь к Богу своему

Ты в чувстве радости спасенья!

Воздашь Ему благодаренье,

Благословишь тот день и час,

Когда родился Он для нас

Несется благовест… Как грустно и уныло

На стороне чужой звучат колокола.

Опять припомнился мне край отчизны милой,

И прежняя тоска на сердце налегла.

Я вижу север мой с его равниной снежной,

И словно слышится мне нашего села

Знакомый благовест: и ласково, и нежно

С далекой родины гудят колокола.

Блаженны мы, когда идем

Отважно, твердою стопою

С неунывающей душою

Тернистым жизненным путем;

Когда лукавые сомненья

Не подрывают веры в нас,

Когда соблазна горький час

И неизбежные паденья

Нам не преграда на пути,

И мы, восстав, прах отряхая,

К вратам неведомого края

Готовы бодро вновь идти;

Когда не только дел и слова,

Но даже мыслей чистоту

Мы возведем на высоту,

Все отрешаясь от земного;

Когда к Создателю, как дым

Кадильный, возносясь душою,

Себя самих мы победим.

Бывают светлые мгновенья:

Земля так несравненно хороша!

И неземного восхищенья

Творцу миров благоуханье

Несет цветок, и птица песнь дарит:

Создателя Его созданье

О, если б воедино слиться

С цветком и птицею, и всей землей,

И с ними, как они, молиться

Без слов, без думы, без прошенья

В восторге трепетном душой гореть

И в жизнерадостном забвенье

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:

Ты так невыразимо хороша!

О, верно под такой наружностью прекрасной

Такая же прекрасная душа!

Какой-то кротости и грусти сокровенной

В твоих очах таится глубина;

Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна;

Как женщина, стыдлива и нежна.

Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой

Твою не запятнает чистоту,

И всякий, увидав тебя, прославит Бога,

Создавшего такую красоту!

Вернулся май! Уж журавли

Луга цветами зацвели,

За богатырским сном зимы

Как после ночи долгой тьмы

Земля как будто лишь ждала

И в миг природа ожила,

И всюду ликованье.

Весь мир поет, и ширь полей,

И рощи тихий шелест,

И в каждой песне соловей

Весны волшебной прелесть.

Порою вешнею счастлив

Поэт: уж он не дремлет

И силы творческой прилив

Душою чуткой внемлет;

Он ударяет по струнам,

И, полно вдохновенья,

Его свободно к небесам

На балконе, цветущей весною,

Как запели в садах соловьи,

Любовался я молча тобою,

Глядя в кроткие очи твои.

Тихий голос в ушах раздавался,

Но твоих я не слушал речей:

Я как будто мечтой погружался

В глубину этих мягких очей.

Все, что радостно, чисто, прекрасно,

Что живет в задушевных мечтах,

Все сказалось так просто и ясно

Мне в чарующих этих очах.

Не могли бы их тайного смысла

Никакие слова превозмочь…

Словно ночь надо мною нависла,

Светозарная, вешняя ночь!

Еще и марта нет, а снег

Уж тает, обнажая землю.

Я вешних вод веселый бег

Опять, обрадованный, внемлю.

Струи взломали хрупкий лед,

Грачи обратно прилетели…

Пройдет еще две-три недели —

И мир воскреснет, зацветет.

Пригрей, о, солнце, землю лаской

Твоих живительных лучей

И оживи весенней сказкой

Глухую мертвенность полей!

Пора очнуться ото сна:

Добра и света дай, весна,

И мне в борьбе со злом и тьмою!

Глуши безмолвной, безмятежной!

Лугов под пеленою снежной!

Прозрачных струй обледенелых!

Рощ и лесов заиндевелых!

Зимы чарующая греза!

Как спят сугробы, пруд, береза…

Природы строгое бесстрастье:

В нем — благодать,

Земное истинное счастье.

Твои да будут сновиденья

Порывы сердца и стремленья.

У зимней скудости прелестной

Красою духа бестелесной.

Как пленительно-тихо в отцветших полях!

Наша осень полна обаянья:

Сколько прелести в грустных, безжизненных днях

Этой кроткой поры увяданья!

Воздух влажен и свеж, облетают листы,

Тучи кроют лазурь небосвода,

Безответно, безропотно блекнут цветы,

И покорно зимы ждет природа.

Не блаженство ли этой внимать тишине,

Где пред смертью покорность такая?

Так же мирно навеки уснуть бы и мне,

Без напрасной борьбы угасая!

Когда меня волной холодной

Объемлет мира суета,

Звездой мне служат путеводной

Любовь и красота.

О, никогда я не нарушу

Однажды данный им обет:

Любовь мне согревает душу,

Она — мне жизнь и свет.

Не зная устали, ни лени,

Отважно к цели я святой

Стремлюсь, чтоб преклонить колени

Пред вечной красотой.

Когда провидя близкую разлуку,

Душа болит уныньем и тоской,

Я говорю, тебе сжимая руку:

Христос с тобой!

Когда в избытке счастья неземного

Забьется сердце радостью порой,

Тогда тебе я повторяю снова:

Христос с тобой!

А если грусть, печаль и огорченье

Твоей владеют робкою душой,

Тогда тебе твержу я в утешенье:

Христос с тобой!

Любя, надеясь, кротко и смиренно

Свершай, о друг, ты этот путь земной

И веруй, что всегда и неизменно

Христос с тобой!

Жених в полуночи грядет!

Но где же раб Его блаженный,

Кого Он бдящего найдет,

И кто с лампадою возженной

На брачный пир войдет за Ним?

В ком света тьма не поглотила?

О, да исправится, как дым

Моя молитва пред Тобой!

Я с безутешною тоской

В слезах взираю издалека

И своего не смею ока

Возвесть к чертогу Твоему.

Где одеяние возьму?

О, Боже, просвети одежду

Души истерзанной моей,

Дай на спасенье мне надежду

Во дни святых Твоих Страстей!

Услышь, Господь, мои моленья

И тайной вечери Твоей,

И всечестного омовенья

Прими причастника меня!

Врагам не выдам тайны я,

Воспомянуть не дам Иуду

Тебе в лобзании моем,

Но за разбойником я буду

Перед Святым Твоим крестом

О, помяни, Творец вселенной,

Меня во царствии Твоем!

О, если б совесть уберечь,

Как небо утреннее, ясной,

Чтоб непорочностью бесстрастной

Дышали дело, мысль и речь!

Но силы мрачные не дремлют,

И тучи — дети гроз и бурь —

Небес приветную лазурь

Тьмой непроглядною объемлют.

Как пламень солнечных лучей

На небе тучи заслоняют —

В нас образ Божий затемняют

Зло дел, ложь мыслей и речей.

Но смолкнут грозы, стихнут бури,

И — всепрощения привет —

Опять заблещет солнца свет

Среди безоблачной лазури.

Мы свято совесть соблюдем,

Как небо утреннее, чистой

И радостно тропой тернистой

К последней пристани придем.

Служа поэзии святой,

Благоговейно чти искусство;

Ему отдайся всей душой,

Дари ему и ум, и чувство.

Будь верен долгу своему

И, гордый званием поэта,

Преследуй песнью ложь и тьму

Во имя истины и света.

На лад возвышенный настрой

Свою божественную лиру,

О небесах немолчно пой

Их забывающему миру.

Во зле лежит он искони,

Но люди жаждут обновленья —

К добру и правде их мани

Могучей силой песнопенья.

Пой о любви толпе людской,

Пой величаво, вдохновенно,

Перед поэзией святой.

Последней стаи журавлей

Под небом крики прозвучали.

Сад облетел. Из-за ветвей

Сквозят безжизненные дали.

Давно скосили за рекой

Широкий луг, и сжаты нивы.

Роняя листья, над водой

Грустят задумчивые ивы.

В красе нетронутой своей

Лишь озимь зеленеет пышно,

Дразня подобьем вешних дней…

— Зима, зима ползет неслышно!—

Как знать. Невидимым крылом

Уж веет смерть и надо мною…

О, если б с радостным челом

Отдаться в руки ей без бою;

И с тихой, кроткою мольбой,

Безропотно, с улыбкой ясной

Угаснуть осенью безгласной

Пред неизбежною зимой!

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

Пусть гордый ум вещает миру,

Что все незримое — лишь сон,

Пусть знанья молится кумиру

И лишь науки чтит закон.

Но ты, поэт, верь в жизнь иную:

Тебе небес открыта дверь;

Верь в силу творчества живую,

Во все несбыточное верь!

Лишь тем, что свято, безупречно,

Что полно чистой красоты,

Лишь тем, что светит правдой вечной,

Певец, пленяться должен ты.

Любовь — твое да будет знанье:

Проникнись ей, и песнь твоя

В себя включит и все страданье,

И все блаженство бытия.

Прошла зима! Не видно снега

Прошла зима! Не видно снега,

Запели птицы с высоты…

Что за чарующая нега

Кругом разлита! Это ты,

Весны желанная примета!

Теченьем льдины унесло,

И в этот ясный час рассвета

Благоуханно и тепло!

Весна! В душе стихают бури,

Как в небе тают облака.

Весна! Душа полна лазури,

Как эта тихая река.

О, царь, скорбит душа твоя,

Томится и тоскует!

Я буду петь: пусть песнь моя

Твою печаль врачует.

Пусть звуков арфы золотой

Утешит дух унылый твой

И облегчит мученье.

Их человек создать не мог,

Не от себя пою я:

Те песни мне внушает Бог,

Не петь их не могу я!

О, царь, ни звучный лязг мечей,

Ни юных дев лобзанья,

Не заглушат тоски твоей

И жгучего страданья!

Но лишь души твоей больной

Святая песнь коснется,-

Мгновенно скорбь от песни той

И вспрянет дух унылый твой,

О, царь, и торжествуя,

У ног твоих, властитель мой,

Пусть за тебя умру я!

Во дни надежды молодой,

Во дни безоблачной лазури

Нам незнакомы были бури,-

Беспечны были мы с тобой.

Для нас цветы благоухали,

Луна сияла только нам,

Лишь мне с тобою по ночам

Пел соловей свои печали.

— В те беззаботные года

Не знали мы житейской прозы:

Как хороши тогда,

Как свежи были розы!

То время минуло давно…

— Изведав беды и печали,

Мы много скорби повстречали;

Но унывать, мой друг, грешно:

Взгляни, как Божий мир прекрасен;

Небесный свод глубок и чист,

Наш сад так зелен и душист,

И теплый день, и тих, и ясен,

Пахнул в растворенную дверь;

В цветах росы сияют слезы…

Как хороши теперь,

Как свежи эти розы!

За все, что выстрадали мы,

Поверь, воздается нам сторицей.

Дни пронесутся вереницей,

И после сумрачной зимы

Опять в расцветшие долины

Слетит счастливая весна;

Засветит кроткая луна;

Польется рокот соловьиный,

И отдохнем мы от труда,

Вернутся радости и грезы:

Как хороши тогда,

Как свежи будут розы!

Я баловень судьбы… Уж с колыбели

Богатство, почести, высокий сан

К возвышенной меня манили цели,-

Рождением к величью я призван.

Но что мне роскошь, злато, власть и сила?

Не та же ль беспристрастная могила

Поглотит весь мишурный этот блеск,

И все, что здесь лишь внешностью нам льстило,

Исчезнет, как волны мгновенный всплеск?

Есть дар иной, божественный, бесценный,

Он в жизни для меня всего святей,

И ни одно сокровище вселенной

Не заменит его душе моей:

То песнь моя. Пускай прольются звуки

Моих стихов в сердца толпы людской,

Пусть скорбного они врачуют муки

И радуют счастливого душой!

Когда же звуки песни вдохновенной

Достигнут человеческих сердец,

Тогда я смело славы заслуженной

Приму неувядаемый венец.

Но пусть не тем, что знатного я рода,

Что царская во мне струится кровь,

Родного православного народа

Я заслужу доверье и любовь,

Но тем, что песни русские, родные

Я буду петь немолчно до конца

И что во славу матушки России

Священный подвиг совершу певца.

Оставить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Свято-Духов мужской монастырь, село Задушное Новосильского района

Оценка 4.1 проголосовавших: 203
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here