Полное собрание и описание: молитва изиде богине для духовной жизни верующего человека.

Молитва изиде богине

Молитвы, песнопения и призывы, обращенные к Богине и Богу

Эти молитвы могут быть использованы для призыва­ния Богини и Бога во время ритуалов, после создания магического круга. Конечно, допустимо использовать и любые другие, которые вы сочините или найдете в дру­гих источниках.

Несколько песнопений, помогающих высвобожде­нию энергии и объединению с богами, я также вклю­чил сюда.

Некоторые из призывов я сделал в виде стихов, придав им размер и рифму, некоторые оставил как ре­читативы. Это просто говорит о моей способности к стихосложению. Но в то же время, ритм связывает на­ше материальное сознание с подсознанием или духов­ным разумом, позволяя ему переходить в состояние ритуального сознания.

Некоторые из молитв связаны с особыми божества­ми, но, как писала Дион Форчун: “Все боги являются одним Богом, и все богини — одной Богиней, но лишь один Посвящающий”.

Призыв к Богине

Сияющая полумесяцем на звездном небе, Цветущая на плодородном поле, Текущая в океанской глубине, Благословляющая теплым дождем, Услышь мою песню из круга камней, Озари меня мистическим светом, Пробуди меня своей серебряной музыкой Будь со мной в моем священном обряде!

О, Великий Бог Пан,

Животное и человек,

Козий пастух, и Повелитель Земли!

Я зову тебя посетить мой ритуал

В самую магическую из ночей.

Бог полей и бог коров,

Приди в мой круг с любовью

И пошли свое благословение всему сущему.

Помоги мне исцелять,

Помоги мне ощущать,

Помоги мне нести силу любви и добра!

Пан лесов, Пан полян,

Будь со мной, насколько позволит моя магия!

Ты — все, что было,

Приди, неузнанная Королева ночи!

Приди, как аромат священного лотоса

Наполни мой круг

Любовью и магией.

Опустись на мой круг,

О, Священная Изида!

Молитва Рогатому Богу

Рогатый Бог диких пустошей,

Крылатый Бог сверкающего неба,

Лучистый Бог великого Солнца,

Павший Бог самхеиновых слез –

Я взываю к тебе из Круга стоящих камней,

Молю тебя, О, Древний,

Снизойди и освяти мой мистический обряд –

О, Прекрасный Повелитель горящего Солнца!

Песнь новолуния к Диане

Прибывает, прибывает, растет, растет,

Сила Дианы течет, течет, (повторить)

Древний Бог лесных глубин,

Хозяин тварей и Солнца

Здесь, где мир молча спит.

Когда день наступил

Я зову тебя в древний путь,

Сюда в мой круг.

Прошу, услышь мою молитву

И пошли вниз силу Твоего Солнца.

Призыв к Богине

Ты — Королева Богов,

создательница всего дикого и свободного,

Мать женщин и мужчин,

Опустись, я молю, Силой Лунного Света На мой круг сейчас

Ты — Король Богов,

Повелитель Солнца, Хозяин всего дикого и свободного,

Отец женщин и мужчин,

муж Лунной Богиня и защитник колдунов!

Опустись, Силой Солнечного Света На мой круг сейчас!

Луна, Луна, Луна, Диана,

Луна, Луна, Луна, Лиана!

Освяти меня, освяти меня, освяти меня, Диана,

Луна, Луна, Луна, Диана.

Вечерняя песня Богу

Здравствуй, благородное Солнце, Управитель дня, Поднимайся утром,

Чтобы осветить мой путь.

(должно произноситься на закате)

Вечерняя песня Богине

Здравствуй, благородная Луна,

Храни меня и мой разум,

(ночью, во время пристального вглядывания в Луну)

Примечания:

Тяните, сколько сможете, усиливая звук. Это соединяет со­знание с Богиней и пробуждает духовный разум.

Молитва изиде богине

Богиня ИСИДА. Ред. В те давние времена, когда цивилизация Атлантиды была в самом расцвете, прекрасный благоприятный климат, высокие вибрации Земли позволили Жить нам, Богам и Богиням в плотном теле человека. Мы познавали вашу жизнь, но и обучали вас, людей. Учили любить, отдавая, благодарить ГОСПОДА за Дар Жизни. Эту Оду Я сочинила в Своем сердце, вложила всю гамму чувств Своих, всю Мою Любовь к ГОСПОДУ. Я Жила ИМ всегда. Мы общались с Ним как с самым Дорогим что есть в Нашей Жизни. И Господь всегда нас всех одаривал Своей безграничной Великой Любовью.

Моя Ода ГОСПОДУ! Смысловой перевод.

ГОСПОДЬ Мой ВСЕВЫШНИЙ, Славлю Тебя!

ГОСПОДЬ ВСЕМОГУЩИЙ, Славлю Тебя!

ГОСПОДЬ ВЕЛИКИЙ, Славлю Тебя!

Все, что Сотворено Тобой, прекрасно.

О каждой Душе ТЫ Знаешь и каждую Душу Светом Своим согреваешь.

ГОСПОДЬ ЕДИНЫЙ, Славлю Тебя!

ГОСПОДЬ ВСЕМОГУЩИЙ, Славлю Тебя!

Ты Дал нам Жизнь, вдохнул и запечатал Огонь Любви Своей,

И в сердце нашем горит Твоя Любовь, огонь не угасает, давая Жизнь и Свет.

ГОСПОДЬ ВСЕВЫШНИЙ, Славлю Тебя!

ГОСПОДЬ ЕДИНЫЙ, Славлю Тебя!

ТЫ Создал Вселенные – всюду Жизнь Твоя.

Создал ТЫ звезды и миры прекрасные – Это все ТЫ,

Куда бы взор мы свой не обратили, везде Твоя Любовь и Сила.

О БОГ Мой ВСЕВЫШНИЙ, Славлю Тебя!

О Мой ГОСПОДЬ НЕПОСТЕЖИМЫЙ, Славлю Тебя!

Прошу Тебя, Великий БОЖЕ, не покидай Меня, когда Мой дух ослабнет.

Дай силы Мне, ВЕЛИКИЙ БОГ ВСЕВЫШНИЙ,

И Я тогда смогу сполна всю Себя Тебе отдать,

Чтоб насладился ТЫ Моею к Тебе Любовью.

О БОГ ВСЕВЫШНИЙ, Славлю Я Тебя!

Мой ГОСПОДИН, Мой ПОВЕЛИТЕЛЬ, ТЫ наша Жизнь,

ТЫ Свет Великий, Моя Душа и Жизнь Моя,

Лишь одному Тебе принадлежу, Один лишь ТЫ надо Мною ПОВЕЛИТЕЛЬ,

О БОГ ВСЕВЫШНИЙ, Мой ГОСПОДЬ.

Нет никого Прекрасней и Могущественней, Чем ТЫ, Мой Повелитель.

Сияй Великим Светом в Душе, Мой БОГ ВСЕВЫШНИЙ,

И никогда Твой Свет не угаснет, ведь ТЫ БЕССМЕРТНЫЙ, ВЕЧНЫЙ

Пусть Моя Ода согреет ваши сердца, ваши души, очистит от страха, сомнений и лжи, от демонов, что терзают ваши души. Я всю силу Своей Любви в эти строки вложила, чтоб Светом Своим вас всех наполнить. Пусть Мои слова станут огромным притяжением Божественного Света и Любви. Пусть воссияет аура ваша и аура вашей Земли, очистится, и благодатью наполнится, покоем.

Молитва изиде богине

выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Захаров А. А.

Молитвы к Исиде.

(К Oxyr. Pap. № 1380.)

Российская ассоциация научно-исследовательских институтов

общественных наук. Институт истории.

Ученые записки. Том третий. Москва, 1929.

[102] – конец страницы.

Известнейшая из всех богов египетского пантеона особенно в эпоху Нового Царства, богиня Исида рано стала знакома классическому миру. Если мы оставим в стороне предположение французского эпиграфиста П. Фукара о возможном переносе ее культа из долины Нила на Крит, и затем в Елевсин, в доисторическое время, предположение, которое во всяком случае является весьма спорным, то древнейшим документально засвидетельствованным указанием о постройке в честь ее храма в Греции явится афинская надпись 33 1/2 г. до Р.X. (J.G.11.168 = Ditt Syll 2 551). В ней говорится, что «народ (афинский) постановил дать китийским купцам право владения участком земли, на котором они построят святилище Афродите, подобным образом и египтяне построят святилище Исиды». Известность египетской богини обусловливалась тем, что уже для самих египтян позднейшего времени образ Исиды, как божества неба, отступил на задний план: на первое место и в ней, и в присоединенном к ней, как брат и супруг, Осирисе, выдвинулись черты героев-цивилизаторов, облагодетельствовавших мир дарами культуры. Эта стадия мифа нашла свое выражение у греческих писателей, Плутарха и Диодора, из сочинений которых мы и узнаем, что рассказывали египтяне о своих самых популярных богах, так как в египетских текстах до сих пор не встретилось связного изложения легенды о божественных брате и сестре.

Греки называли ее «тысячеликой» и «многоименной» и это вполне справедливо; Г. Бругш собрал длинный список эпитетов и имен, под которыми почитали ее жители нильской долины: «Великая; Та, которая была сначала; Царица всех богов; Правое око Ра; Открывающая день Нового года; Владычица небес; Великая на небе; Сияющая как золото; Царица земли; Могущественнейшая между могущественнейшими; Царица полудня; Госпожа теплоты; Божественная мать Гора; создательница зеленого посева; дарующая всем людям жизнь; госпожа хлеба; госпожа пива; госпожа блаженства и радости; госпожа любви; учительница магии; Та, чей сын есть господин земли; Та, чей супруг есть господин глубины» — вот важнейшие из эпитетов, прилагавшихся египтянами к своей богине, и переданные ими народам классического мира.

В романе Апулея «Превращения» герой его Люций, обращенный волшебницей в осла, изнемогая под бременем бедствий, обращается к Исиде с молитвой, в которой отождествляет египетскую богиню с рядом божеств греко-римского пантеона. Вот его молитва; «Царица небеси! Церера ли ты, исконная мать кормилица плодов, которая, обрадованная нахождением дочери, отвергнув прежний корм, приличный только животным — желуди — и указав приятную пищу, возделываешь теперь елевсинскую почву! Или ты, небесная Венера, которая с изначала разнородные [102] полы производительной любовию сочетала и, распространив вечное потомство рода человеческого, принимаешь теперь поклонение в обтекаемом морем святилище Пафоса! — Или ты сестра Феба, которая, смягчив роды нежными лекарствами, воспитала столь многочисленные народы и почитаешься теперь в преславном ефесском святилище! — или ты Прозерпина, внушающая ужас ночными завываниями, удерживающая натиск привидений своим тройственным лицом и заключающая запоры земли. Вселяясь в различные рощи, ты принимаешь умилостивления различным богослужением . Святая и вечная спасительница рода человеческого, всегда щедрая благодетельница смертных, ты оказываешь нежную любовь матери бедствиям несчастных. Ни день, ни час, ни мгновение не бывает лишено твоих благодеяний; ты покровительствуешь людям на суше и на море, и отстраняя жизненные бури, простираешь спасительную десницу, которой распутываешь нити, безнадежно спутанные судьбой; ты смягчаешь бедствия Фортуны и препятствуешь вредному движению звезд; тебя почитают вышние, уважают подземные; ты вращаешь вселенную, освещаешь солнце, управляешь миром, попираешь Тартар. Тебе отвечают светила, возвращаются времена, радуются божества, служат стихии. Твоей волею дышат огни, питаются тучи, рождаются семена, возрастают зародыши. Твоему величеству ужасаются птицы, летящие по воздуху; дикие звери, блуждающие по горам; змеи, скрывающиеся на земле; чудовища, плавающие по морю». (XI, 2 и 25).

Такое разнообразие функций естественно повлекло к тому, что поклонниками египетской богини в греко-римском мире явились самые разнородные классы общества. Напрасно римские магистраты не раз разрушали храмы Исиды в Риме (в 59, 53, 50, 48 до Р.X., при Тиверии), самая повторность этих разрушений показывает чрезвычайную живучесть культа и то, что он отвечал каким-то влечениям римского общества, а таковыми было недовольство как прежними, безлично действующими божественными силами исконной римской религии, так и художественно прекрасными богами греческого Олимпа. Египетский культ обещал загробное блаженство, и на это обещание массами стремились люди того времени, преимущественно женщины, которые готовы были на что угодно, лишь бы заслужить милость богини. Ювенал так описывает одну из ее поклонниц, которая

В реку замерзшую сходит, разбивши кору ледяную,

Трижды зимой по утрам погружается в Тибр коченея,

С благоговеньем спеша окунуться до самой макушки.

После ж, нагая, дрожа, на коленах, точащихся кровью,

Царское поле она проползает во славу богини,

Только ей Ио вели — и она устремится охотно

В дальний Египта предел, в раскаленное солнцем Мерое

За освященной водой, окропить чтоб святыню Исиды.

Расцвета своего культ Исиды и связанных с нею египетских божеств Осириса, и особенно Сераписа, достигает в начале III в. по Р. X., позднее начинается возвышение сирийских Ваалов и персидского Митры, а еще позднее христианство начинает свою борьбу против всех языческих культов, борьбу, которая вызвала у автора «Сивиллиных оракулов» такие горькие жалобы на упадок древнего благочестия:

Трижды печальна стоишь ты над Нилом, богиня Исида,

Возле песков Ахеронта, одна, исступленно терзаясь:

Самая память уже о тебе на земле исчезает.

Также страдать будешь ты, возлежащий на камнях, Серапис,

И несказанные беды падут на злосчастный Египет,

Скорбь и рыданья рождая у всех, тебя чтивших с любовью.

Умершая, как отдельная богиня, Исида многие подробности своего культа и обрядов передала христианству. Уже довольно давно отметили [103] сходство между стилем тех мест вышеназванного романа Апулея, в которых описывается культ Исиды, и стилем отцов церкви: «речи составляют ткань странно перемешанных метафор из абстрактных существительных и обременены эпитетами; жрецы составляют «священное воинство»; Рим — святой город и т. д.» Что терминология иудейских и христианских писаний совпадает по настроению и отдельным выражениям с вышеприведенными молитвами к Исиде вполне понятно, если припомним, как много взято было из иудейства в христианство, с одной стороны, а в культ синкретистических божеств — с другой. Но влияние культа Исиды сказалось и в ритуале: троекратные в продолжение дня службы в Исейонах напоминают христианские богослужения. Можно отметить большое сходство между исиастическим и христианским духовенством или между отшельниками Серапеума в Мемфисе и христианскими монахами — посвящение, обеты, тонзуру у духовенства, посты, покаяние мы находим в обоих культах. Культ Исиды уже знал белую одежду жрецов, святую воду, фимиам и возжение светильников. Систр доныне употребляется при религиозных обрядах в Абиссинии. Приношения (ex voto) Исиде напоминают такие же приношения Мадоннам в католических церквах. Внутренность храма Исиды в Филе до сих пор имеет следы гвоздей, при помощи которых прикрепляли одежду на каждую фигуру Исиды, подобно тому как многие изображения Мадонны имеют такие же demirobes, прикрепляющиеся к стене. В эфиопской литературе мы встречаем прямое отождествление Девы Марии и Исиды. Так в эфиопской апокрифической легенде пророка Иеремии мы читаем: «Пророк Иеримия сделал следующее указание египетским жрецам: «Ваши божества поколеблятся и все дело рук человеческих сокрушится, когда в Египет придет Дева со своим Младенцем, сыном Божиим». Поэтому они почитают Деву, которая родила, помещают ее сына в ясли и распростираются перед ним». Привычкой к культу Исиды, может быть, надо об’яснить и особое рвение древне-египетской церкви в деле установления почитания Божией Матери, так как в коптских календарях каждое двадцать первое число полагаются праздники Богоматери. В католических странах многие эпитеты Исиды были перенесены на Деву Марию.

Связь между культом Девы Марии и богини Исиды можно проследить и в заимствовании христианством у древних египтян изображений богини, сидящей и кормящей младенца, хотя, отметим мимоходом, аналогичное изображение мы встречаем еще в Индии. Это Деваки, кормящая Кришну, восьмую аватару Вишну. В Западной Европе мы находим несколько автентичных изображений Исиды с младенцем, считающихся за образа Богородицы. Таково изображение в церкви св. Урсулы в Кельне; в Швейцарии, в Энзидельне, в бенедиктинском аббатстве изображение Исиды из черного дерева почитается как чудотворный образ Богоматери, подобное же изображение есть в кафедральном соборе в Пюи и в Alt-Oettingen’е возле Зальцбурга.

Некоторые исследователи думают найти следы культа Исиды и сказаний о ней в житиях иных христианских святых; так Узенер доказывает, что св. Пелагия является перенесением в христианство Афродиты Πελάγια, к которой примыкает Ἰσις Πελαγια. Л. Конради думает видеть черты легенды об Исиде и Осирисе в житиях св. Онуфрия, св. Екатерины и св. Павла Фиваидского, а Сэнтив видит в культе Исиды основу сказаний о св. Женевьеве.

Возможно, что можно было бы указать еще более точек соприкосновения между культом Исиды и Девы Марии, если бы до нас дошли богослужебные книги античных религий эпохи синкретизма, но христианство так старательно уничтожало их, что мы не имеем ни одного [104] «служебника» того времени. Отрывок астрологического сочинения, изданный Дитерихом, как литургия Митры, едва ли является таковой по заключению лучшего знатока митраизма Фр. Кюмона. К религиозной литературе синкретизма относятся два посвящения Исиде, в которых богиня в первом лице излагает свою сущность и перечисляет свои функции, подобно тому, как делает она в романе Апулея. Мы приведем одну из этих надписей, написанную гекзаметром (J.G., XII, fasc. V, pars I, № 379):

Нильской долины царица, одетая в льняную столу,

Ты, чьей заботой зерно в борозде прозябает обильно,

Чей охраняющий взор обращен на Бубаст систроносный,

И на веселый Мемфис на равнине, снопами обильной.

Там, где старинных царей благочестия памятник вечный,

Камень священный гласит о тебе преклоненным с мольбою:

«Мощная скиптром Исида, я правлю с высот златотронных,

Солнца лучом огневым озаряя кормилицу землю;

Мудрых скрижалей Гермеса я символы смертным открыла

И начертала резцом письмена сокровенные тайны, —

В трепет ввергавшее дух недоступно-священное слово.

Общие смертных пути я в уме глубочайшем соткала,

Кроноса старшая дочь и царя Осириса супруга,

Страстным желаньям кого ложесна я родные разверзла,

В пышные кудри цветы и лозу винограда вплетая.

Я учреждаю закон и храню повеления неба,

Те, что ни дерзость людей, ни забвенье седое не сгубят.

Звезд направляя пути и оплот городов созидая,

Горний держу я Олимп и увлажненно-черную землю.

Мною, Исидой, светил создана вековая дорога,

Светлого месяца ход, чередой озаряющий небо.

Огненных солнца коней я направила в круг неизменный

Мерным движением делить дня и ночи текучее время.

Первой средь смертных людей проплыла я пучинное море.

Мужа с женой сопрягла и, десятой луны появленьем

Зрелый приветствуя плод, размноженья порядок свершила.

Мной правосудье царит и почтенье к родителям в детях.

Я беззаконной любви усмирила свирепые страсти.

Правлю над пашнями я и рождаю пшеницу в колосьях,

Людям забыть повелев об убийством рождаемой пище,

Даже зверей недостойной, живущих средь дебрей пустынных.

Солнца сотронница я и несусь на его колеснице,

Вечно готова свершить, что глубоким умом созерцаю,

В трепете клонятся ниц пред кивком моим царственным боги,

И неизбежной судьбы разрешать я всесильна оковы.

Этот памятник нельзя, конечно, назвать молитвой или воззванием к богине, но он интересен как текст, доказывающий знакомство греков с разными сторонами деятельности египетской богини.

Самое обстоятельное и интересное обращение к Исиде мы имеем в недавно изданном папирусе из Оксиринха (№ 1380), которого перевод мы и даем, так как он на русском языке не был еще опубликован.

Текст памятника дошел до нас не в целом виде; не хватает начала и конца, есть пробелы и в середине; по характеру письма документ следует отнести ко II в. по Р.X., эпохе Траяна или Адриана. Сохранившийся отрывок распадается на две части; первая часть (строки 1-119) содержит список имен и титулов Исиды, вполне оправдывающий ее прозвище «многоименная». Сначала перечисляются прозвища богини в городах и номах Египта, причем список содержит лишь упоминания местностей Дельты. Гренфель и Хэнт, издавшие папирус, думают, что перечисление городов Верхнего Египта было в утраченном начале памятника. Затем идет такое же перечисление прозвищ Исиды и отождествление [105] ее с разными божествами в других частях света. Вторая часть (строки 119-142) начинается с перечисления ряда эпиклес, с 142 строки до конца идет прозаический гимн в честь богини в различных аспектах ее божественной мощи.

Текст, по мнению издателей, повидимому, базируется на египетских документах, подобных тем, из которых Бругш собрал вышеприведенный список египетских прозвищ Исиды.

Вот перевод папируса:

(Призываю тебя . . . . . в Афродито)поле Оне (. . . . . в) доме Гефеста (. . . . .) хмевнис; (в. . . . .)офис Бубастис (. . . . .) называемую; в Летополе великом единую, (. . . . .)иос; в Афродитополе Просопитском начальницу флота, многообразную Афродиту; к дельте раздавательницу милостей; в Каламисе кроткую; в Керене нежнолюбящую; в Никиу бессмертия подательницу; в Иерасе (. . . . .) . . афроихис; в Момем(фисе прави)тельницу; в Псохимисе приводящую (в пристань); в Милоне правительницу; в Ке . . кулемисе . . тин; в Ермополе прекрасновидную, священную; в Навкратисе безотчую, веселие, спасительницу всемогущую, величайшую; в Нитине Гинекополитском Афродиту; в Пефриме Исиду правительницу, Гестию госпожу всей страны;

II столбец.

В Ес(. . . . .)н, Геру божественную (. . . . .); в Буто искус(ную счетчицу), в Тонисе любовь (. . . . .)о времени и (. . . . .); в Саитском номе победительницу А)фину, нимфу; в Нибео (. . . . .); в Кене Веселие, в Саисе Геру, правительницу совершенную; в И(сейоне Иси)ду; в Себенните изобретательность, могущество, Геру святую; в Ермополе Афродиту, царицу святую; в Диосполе Малом правительницу; в Буоасте прежде(?); в Илиополе Афродиту; в Атрибе Майю прямостоящую, в Иере Фтемфтутийской лотосоносную; в Теухе священную госпожу; среди Вуколов Майю; в Ксоисе прежде (?), прорицающую; в Катаватме Провидение; в Апее мышление; в Левко-Акте Афродиту Мухис Есеремфис; в Фрагурополе (. . . . .)фис; в Хоатине победительницу;

III столбец.

в (. . . . . ис)кусную в писаниях (. . . . .; в Кино)поле Бусиритском Праксидику; в Бусириде судьбу добрую; в Ермополе Мендесийском предводительницу; в Фарбете прекрасновидную; В Исидии Сетроитском спасительницу городов; в Леонтополе змею добрую; в Танисе прелестновидную в Схедии изобретательность; в Ираклее моря госпожу; в Канобе в честь которой (. . . . .) был основан; в М( . . )енестии величайшем коршуновидную Афродиту; в Тапосире Тавестис, Геру подательницу; на Острове быстропобедную; в Певкестиде кормчую;

IV столбец.

в Мелаиде многообразную; в Менуфе воинственную; в Метилитском номе Кору; в Харикее Афину; в Плинтине Гестию; в Пелусии приводящую в пристань; в Касийской области Тахнипсис; при Прорыве Исиду спасающую; в Аравии великого бога; на Острове дающую победу на священных играх; в Линии Лето; в Мирах Ликийских заботливую победу; в Книде отражение нападения, находительницу; в Кирене Исиду; на Крите Диктину; в Халкедоне Фемиду; в Риме воительницу; на Кикладских [106] островах три естества имеющую Артемиду; на Патме молодую м. .иф. .ки; на Пафосе непорочную, божественную, кроткую; на Хиосе шествующую; на Саламине наблюдательницу; на Кипре всещедрую; в Халкидике святую; в Плетни зрелую; в Азии почитаемую на перекрестках; в Петре спасительницу: в Гипсиле величайшую;

в Риноколурах всевидящую: в Дорах дружбу; в Стратоновой башне Элладу добрую; в Асколоне сильнейшую; в Синопе многоименную; в Рафии госпожу; в Триполе прямостоящую; в Газе преисполненную; в Дельфах доблестнейшую, прекраснейшую; в Бамбике Атаргатис; во Фракии и на Делосе многоименную: у амазонок воинственную; у индийцев Майю; у фессалийцев луну; у персов латинскую; у магов (?) деву Тапсеусис; в Сузах Нанию; в Сирофиникии бога; в Самофракии быкоокую; в Пергаме владычицу; в Понте нескверную; в Италии любовь богов; на Самосе священную; в Гелеспонте мистическую; в Минде божественную; в Вифинии Елену; на Тенеде солнца имя; в Карии Гекату; в Троаде и Диндиме Т. .вию, Палентру, неприступную Исиду; в Берите Майю; в Сидоне Астарту;

VI столбец.

в Птолемаиде разумную; в Сузах при Еритрейском море Саркунис; ту, которая самая первая толкует в пятнадцати постановлениях; властительница вселенной; смотрительницу и руководительницу; морских и речных устьев госпожу; искусную в писаниях и счете; разумную; ту, которая и Нил по всей стране ведет; всех богов прекрасное животное; имеющую в Лете радостное лицо; руководительницу муз; многоочитую; на Олимпе пригожую богиню; красу женщин и любящую; в собраниях исполненную сладости; в празднествах гроздь; проводящих прекрасные дни процветание; богов Гарпократа; в божеских выступлениях вседержительницу, гнушающуюся ненавистью; истинную яшму дуновения и жизни диадему; ту, из которой образы и существа всех богов имени твоего

VII столбец.

имеющую преклоняются. Госпожа Исида, величайшая из богов, первое имя, Ио Сотис. Ты господствуешь над воздушными явлениями и неизмеримым. Ты изобретаешь и (. . . . .) ткать. Ты, чтобы здоровые женщины с мужчинами сожительствовали, желаешь. Все старейшины в (. . . . .) воскуряют фимиам. Все молодые (. . . . .) в Ираклеополе обращаются к тебе и устроили тебе страну. Взирают на тебя согласно клятве призванные, из которых (. . . . .) согласно достоинству 365 сопоставленных дней. Нежна и миролюбива милость твоих двух приказаний. Солнце с восхода до заката ты двигаешь и все боги радуются. При восхождении светил неустанно поклоняются тебе туземцы, и все священные животные и святилище Осириса радостными становятся, всякий раз как наименуют тебя. (. . . . .) демоны послушными тебе делаются.

VIII—XII столбец.

(приводим лишь связные фразы, опуская все испорченные места).

Гибель даешь ты, кому хочешь, погибшим же возвеличение даешь и все очищаешь; всякий день для радости ты предназначила . . . . . Ты всего влажного, и сухого, и холодного, из чего все состоит, открывательницей всего сделалась; ты брата своего одна вывела назад на свет, руководя прекрасно и, как следует, погребя; . . . . . Предводительница [107] диадем; увеличения и упадка и . . . . . госпожа . . . . . Исейоны во всех городах на вечные времена ты поставила, и всем законы и год совершенный передала . . . . . Ты сына своего Гора Аполлона повсюду господином новым всего мира и . . . . . на вечное время поставила. Ты женщинам равную силу с мужчинами сделала . . . . . Всего ты госпожа во веки . . . . . Ты над ветрами, и громами, и молниями, и снегами власть имеешь; ты госпожа войны и начальствования, легко губишь верными советами; ты великого Осириса бессмертным соделала, и всей стране . . . . . передала религиозные обряды . . . . . Ты и света, и пламени госпожа . . . . .».

Мы не станем сейчас входить в разбор намеков на разные мифы, связанные с Исидой в этом тексте, тем более, что многие из них нам плохо известны или даже совершенно незнакомы, но нам хотелось бы обратить внимание на самую внешнюю форму данного текста. Несомненно он был составлен жрецами для употребления при богослужении, и до известной степени правы те, кто видит в нем прототип акафиста; во всяком случае он является одним из памятников, указывающих на то, как египетские божества и верования причудливо сплетались в эпоху синкретизма с верованиями народов классического мира и подготовляли почву для гностицизма, с одной стороны, христианства — с другой. [108]

Оценка 4.2 проголосовавших: 68
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here