Молитва в духе

Полное собрание и описание: молитва в духе для духовной жизни верующего человека.

Bookitut.ru

2. Что значит молиться духом

«Стану молиться духом». Молиться Духом означает (речь идет о молящемся, которого принимает Бог), как уже было сказано, искренне и осознанно, с любовью и доверием прийти к Богу через Христа, и это искреннее, осознанное и доверительное приближение должно явиться действием самого Духа Божьего.

Нет в целом мире ни церкви, ни человека, которые могли бы прийти к Богу с молитвой, минуя помощь Святого Духа. «Потому что через Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе» (Еф. 2:18). Затем Павел говорит:

«… ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией» (Рим. 8:26,27). Поскольку в этом месте Писания наиболее полно отражено откровение о духе молитвы и неспособности человека молиться без этого духа, я в нескольких словах прокомментирую данное утверждение.

«Ибо мы». Прежде всего, вспомним, кто писал эти строки. Павел, а в его лице все Апостолы. Павел говорит: «Мы, Апостолы; мы, особо поставленные служители, мудрые строители, из которых некоторые уже были восхищены в рай (Рим. 15:16; 1 Кор. 3:10; 2 Кор. 12:4). Мы не знаем, о чем молиться». Хотя нет ни единого человека, который бы усомнился в том, что Павел и его братья-апостолы могли выполнить любую Божью работу не хуже любого папы или любого гордого прелата римской церкви. Он мог бы составить «Книгу общих молитв» точно также, как и первые ее составители, будучи одаренным благодатью или духовными дарами не меньше чем они.

«Ибо мы не знаем, о чем молиться». Мы не знаем, о чем мы можем молиться, мы не знаем Того, Кому мы молимся, мы не знаем, с помощью чего мы молимся; мы не можем знать ничего без помощи и посреднического участия Духа. Следует ли нам молиться об общении с Богом через Христа? Следует ли нам молиться и просить о вере, об оправдании благодатью и об истинно освященном сердце? Мы ничего этого не знаем. «Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия» (1 Кор. 2:11). Но, увы! Апостолы говорят о внутренних и духовных вещах, о которых мир не имеет понятия (Ис. 29:11).

И опять, поскольку они без помощи Духа не знают, о чем молиться, точно так же они не знают без Его же помощи, как молиться; и потому он добавляет: «Ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно»; но здесь Дух подкрепляет нас в немощах наших и ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Отметьте, сами Апостолы не могли успешно справиться с этой обязанностью, но сегодня есть христиане, абсолютно уверенные в своих способностях! Апостолы в самые высокие моменты своего служения, то есть когда Святой Дух определенным образом помогал им, были вынуждены полагаться на Его ходатайства воздыханиями неизреченными, сами не умея должным образом выразить свои нужды.

«Ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно». Обратите внимание: «как должно». Невнимание к этой фразе или, по меньшей мере непонимание ее в духе и истине привело некоторых людей к тому, что они стали, как Иеровоам, изобретать новые пути поклонения, новые как по сути, так и по форме, что совершенно не соответствует тому, что открыто в Слове Божьем (3 Цар. 12:28,29). Но, говорит Павел, мы должны молиться, как должно, а этого невозможно достичь ни мастерством, ни умением, ни хитростью, ни изобретениями людей или ангелов. «Ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух», то есть Сам Дух подкрепляет нас в немощах наших, но не дух и вожделения человеческие. То, что человек может изобрести своим умом и воображением, — это одно, а то, что людям заповедано и что им следует исполнять, — другое дело.

Многие просят и не получают, потому что просят не на добро, и потому никогда ни на йоту не приближаются к тому, о чем просят (Иак. 4:3). Случайные прошения в молитвах не приведут к Божьему ответу. Когда произносится молитва, Бог испытывает сердце молящегося: из какого корня и духа происходит та молитва (1 Ин. 5:14). «Испытующий же сердца знает», что Дух имеет, потому что Он [Дух] ходатайствует за святых по воле Божией». Ибо Бог слышит только то, что находится в соответствии с Его волей, и ничего иного. И только Дух Божий может научить нас просить как должно; и только Он имеет познание обо всем и может знать самые сокровенные помыслы Божьи. И без Духа Святого, имей мы хоть тысячу «Книг общих молитв», мы никогда не сможем знать, о чем молиться, как должно, и при нас останутся все наши немощи, которые делают нас несостоятельными и неспособными к истинной молитве. Немощи же наши, хотя их весьма сложно все перечислить, состоят в следующем:

1. Без Духа Святого человек настолько немощен, что не в состоянии иметь спасительные мысли о Боге, о Христе и о благословенном, а потому Бог говорит о нечестивом так: «… во всех помыслах его: нет Бога!» (Пс. 9:25). Более того, люди начинают представлять Бога таким же, какими являются они сами (Пс. 49:20,21). Ибо «мысли и помышления сердца их были зло», и было их зло «во всякое время» (Быт. 6:5; 8:21). Будучи не в состоянии познать Бога, Которому молятся, или Христа, через Которого они молятся, не зная, о чем молиться, как было показано ранее, как же они могут обратиться к Богу без посредства Духа, одного лишь и способного помочь им в их немощах? Сам Дух открывает эти вопросы бедным душам и помогает нам понять их, потому Христос говорит Своим ученикам, обещая послать им духа Утешителя: «… от Моего возьмет и возвестит вам», словно бы говоря: «Я знаю, вы истинно не понимаете того, что Я делаю, пытаетесь объяснить это так или иначе, но ваше непонимание останется при вас, и сердце ваше будет прикрыто завесой; никто не сможет снять эту завесу и дать вам духовного прозрения, кроме Духа». Истинная молитва как во внешнем выражении, так и во внутренних переживаниях должна проистекать в озарении Духом, в противном случае такая молитва есть тщета и скверна, потому что сердце и язык не действуют, да и не могут действовать заодно, если только Дух не подкрепит нас в наших немощах (Мк. 7; Прит. 28:9; Ис. 29:13). Давид прекрасно осознавал это, и именно это заставило его возопить: «Господи! отверзи уста мои, и уста мои возвестят хвалу Твою» (Пс. 50:17). Я полагаю, Давид прекрасно говорил и мог выразить себя, как и многие другие и как любой из нас, что видно из его псалмов и дел. И тем не менее, когда этот человек, этот пророк приходит поклониться Богу, тогда Сам Бог приходит ему на помощь, иначе у человека ничего не получится. «Господи! отверзи уста мои», и только тогда «уста мои возвестят хвалу Твою». Сам он не мог произнести ни единого правильного слова, если только Дух не давал ему сказать. «Ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух подкрепляет нас в немощах наших».

2. Наша молитва должна быть в Духе, то есть должна быть эффективной, потому что без Духа люди не могут творить молитву осознанно; они лицемерны, холодны и непристойны в своих молитвах, а потому они со своими молитвами скверна в глазах Бога (Мф. 23:14; Мк. 12:40; Лк. 18:11,12; Ис. 58:2,3). В молитве моление происходит не от звучности голоса, не от показного благочиния и благолепия, ибо не на это смотрит Бог. Человек, будучи всего лишь человеком, настолько порочен, что не может сохранить свое слово или помысел, а уж тем более молитву или часть молитвы в чистоте и праведности, чтобы Бог мог принять ее через Христа; по этой причине фарисеи со всеми их молитвами были отвергнуты. Нет сомнений в том, что они отлично могли выразить себя в словах, причем в цветистых и многословных выражениях; но у них не было помощи Духа Иисуса Христа, а потому говорили то, что говорили, оставаясь со всеми своими немощами и пороками и не умея искренне, осознанно и доверительно излить свои души Богу с помощью силы Духа. Молитва, достигающая небес, — это молитва, посылаемая туда в силе Духа.

3. Только лишь Дух может показать человеку ясно и отчетливо его природное ничтожество и таким образом поставить его перед необходимостью излить свое сердце в молитве. Слова — это лишь слова, как говорится, и молитва превращается в богослужение празднословию, если в ней отсутствует ощущение своего ничтожества. О, проклятое лицемерие, царящее во множестве сердец, сопровождающее многие тысячи молитв людей, подлежащих суду за то, что не осознали своего ничтожества! Но когда в человеке действует Дух, Он мягко указывает душе на ее жалкое состояние, на то, где она окажется и что станется с нею в ее теперешнем состоянии, а также на недопустимость такого состояния. Именно Дух настойчиво убеждает человека в его греховности и ничтожестве его жизни без Иисуса Христа, ставя душу перед необходимостью обратиться к Богу в сладкой, искренней, осознанной и доверительной молитве в согласии с Его Словом (Ин. 16:7-9).

4. Даже если люди увидят свою греховность, без помощи Духа Святого они не смогут молиться. Они будут бежать от Бога вместе с Каином и Иудой, будут полностью лишены милости Божьей, если не будет помощи от Духа. Когда человек воистину осознает свой грех и Божье проклятие за грех, то трудно убедить его молиться Богу, ибо его сердце говорит: «Не надейся, нет!» Напрасно искать Бога (Иер. 2:25; 18:12). Во мне столько зла, столько нечестия, я проклятое создание, и не будет мне прощения! Но вот появляется Дух и нисходит на грешную душу, помогает ей поднять лицо ее к Богу, ниспосылая на отчаявшееся сердце Свое милосердие, чтобы воодушевить ее на обращение к Богу. Поэтому-то Дух назван Утешителем (Ин. 14:26).

5. Обращение должно быть в Духе, или с Духом; без Него человек не может знать, как правильно подойти к Богу. Люди легко ответят, что к Богу можно прийти через Сына, но это невероятно трудная задача — прийти к Богу собственным путем, минуя Духа. Ведь именно «Дух все проницает, и глубины Божий» (1 Кор. 2:10). Именно Дух показывает нам путь к Богу и то, что есть для нас желанного в Боге. «Молю, — говорит Моисей, — открой мне путь Твой, дабы я познал Тебя» (Исх. 33:13). И: «… от Моего возьмет и возвестит вам» (Ин. 16:14).

6. Без Духа Святого, даже если человек увидит, все свое ничтожество и узнает верный путь к Богу, он все же никогда не сможет претендовать на изволение Божье в получении своей доли в Боге, Христе и Его милосердии. О, как тяжела такая задача! Бедной душе, которая осознает свою греховность и понимает неотвратимость гнева и праведного суда Божьего, так трудно с верой сказать одно это слово: «Отче!» Скажу вам, что, вопреки утверждениям лицемеров, христианину действительно трудно произнести это слово; он не может сказать, что Бог есть его Отец. «О! — говорит он, — я не осмеливаюсь назвать Его Отцом»; и по этой причине в сердца Божьих людей ниспослан Дух, чтобы чада Божьи могли воскликнуть: «Авва, Отче». Сказать это без помощи Духа с верой и пониманием — слишком непосильная задача для любого человека (Гал. 4:6). Когда я говорю «с пониманием», я имею в виду способность осознавать, что значит родиться свыше и быть чадом Божьим. Когда я говорю «с верой», я имею в виду верующую душу, вера которой проистекает из действующей в ней благодати. Это дает право называть Бога Отцом; право произносить от сердца Господню молитву так, как она передана нам в Писании, а не так, как делают многие, произнося эти слова формально. Нет, в молитве только тогда присутствует жизнь, когда в ней или с ней Дух, когда человек осознает свой грех и понимает, как нужно прийти к Господу за милосердием. И он приходит, скажу я, в силе Духа и вопиет к Отцу. Одно это слово, сказанное в вере, лучше тысяч молитв, написанных, а затем прочитанных человеком формально, холодно и безразлично.

О, как далеки люди от понимания этого, когда они считают вполне достаточным выучить самим и научить детей читать Господню молитву, символ веры и различные высказывания из Писания, тогда как Бог знает, что они не осознают своего положения, своей нищеты и не понимают, что значит прийти к Богу через Христа! О, бедные души! Изучите свое положение и взывайте к Богу, моля показать вам ваши заблуждения и невежество прежде, чем вы решитесь назвать Бога своим Отцом, и научите своих детей тому же. И знайте, что называть Бога Отцом в молитвах и общении, не имея действия благодати в душах своих, — значит называть себя евреем, будучи неевреем, то есть лгать. Вы евреи, то есть истинные христиане; Бог говорит: вы лжете! «Вот, Я сделаю что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, — вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими» (Отк. 3:9). «Знаю твои дела… и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но — сборище сатанинское» (Отк. 2:9). И тем больший грех, когда грешники хвалятся этим с притворным благочестием, как хвалились иудеи пред Христом (Ин. 8), что заставило Христа недвусмысленно предсказать то, что предуготовлено им за все их лицемерное притворство (ст. 41-45). Проклятый блудник, вор и пьяница, ругатель и клятвопреступник — таковыми были люди не только в прошлом, таковыми они остаются и сейчас — некоторыми почитаются единственно честными, и все потому, что они приходят в церковь и говорят своими богохульными устами и лицемерными сердцами: «Отче наш!» На самом же деле каждый раз, когда такие люди взывают к Богу, называя Его Отцом, они совершают мерзкое богохульство. А поскольку другие, более смиренного расположения, сомневаются в истинности таких традиций, их рассматривают как единственных врагов Божьих и Его народа: тогда как суеверия лицемеров поставили великого Бога в положение их противника и заставили Вседержителя считать их Своими врагами (Ис. 63:10). И они хвалятся, я имею в виду этих несчастных, — хотя нет ничего плохого в том, что они соблюдают свои традиции, — тем, что являются хорошими прихожанами и честными гражданами, в то время как Божьи люди, как всегда, считаются мятежниками, бунтарями и раскольниками (Езд. 4:12-16).

А потому, дай мне немного порассуждать с тобой, бедный, слепой, невежественный глупец.

(1) Возможно, твоей главной молитвой является «Отче наш, Сущий на небесах» и т.д. Ты понимаешь значение самых первых слов этой молитвы? Можешь ли ты вместе с другими святыми воззвать: «Отче наш»? Воистину ли ты рожден свыше? Получил ли ты Духа усыновления? Видишь ли ты себя во Христе и можешь ли предстать пред Богом как член Христов? Или ты не понимаешь этих вещей и все же осмеливаешься говорить Богу «Отче»? Не дьявол ли тебе отец? (Ин. 8:44). Не исполняешь ли ты похоти плоти своей? И ты осмеливаешься называть Бога своим Отцом? А разве не ты являешься безрассудным гонителем детей Божьих? Разве не ты клял их в сердце своем множество раз? И все же ты выдавливаешь из своей богохульной глотки эти слова и относишь их к Отцу нашему? Он является Отцом тех, кого ты ненавидишь и преследуешь. Но как сатана поставил себя среди сынов Божьих (Иов. 1:6-7), когда они предстали пред Отцом, нашим Отцом Небесным, так и теперь. И если чадам Божьим разрешено говорить «Отец наш», то разве всякая слепая и невежественная толпа в миру должна повторять эти слова: «Отче наш»?

(2) И неужто ты повторяешь «да святится имя Твое» от сердца? Стремишься ли ты к тому, чтобы провозглашать имя, святость и славу Божью всеми честными и законными способами? Соответствуют ли этой фразе из молитвы состояние твоего сердца и содержание твоих речей? Стремишься ли ты подражать Христу во всех делах праведности по заповедям Божьим и по воле Его? Ты ответишь «да», если ты один из тех, кому Бог дал право называть Его Отцом. Или подобные размышления никогда не приходят тебе в голову в течение целого дня? И разве ты не показываешь ясно, что являешься отъявленным лицемером, подтверждая свое лицемерие лживой молитвой притворного языка своего?

(3) Действительно ли ты хочешь, чтобы Царство Божье пришло и чтобы воля Божья была и на земле, как на небе? Нет, чисто формально ты повторяешь: «Да приидет Царствие Твое», но эти слова не заставляют тебя волноваться и быть готовым бежать, чтобы услышать звук трубы и увидеть мертвых воскрешаемыми и самому явиться пред лице Божье, чтобы дать отчет Ему во всех делах твоих, которые ты делал, пребывая в теле. Не является ли сама мысль об этом неприятной для тебя? А если воля Божья будет и на земле, как на небе, не будет ли это для тебя твоим сокрушением? На небесах никогда не бывает мятежа против Бога, а если то же будет на земле, не полетишь ли ты сразу в преисподнюю? То же относится ко всем остальным твоим прошениям в молитве. Ах, как печально стали бы выглядеть такие люди и с каким ужасом они стали бы метаться взад и вперед, если бы только знали, сколько лжи и богохульства исходит из их уст в самой их лицемерной святости! Господь пробуждает вас, бедные души, и со смирением учит не торопиться и давать отчет помыслам сердца своего и тем более словам языка! Когда предстанешь пред Богом, как говорит мудрец, «не торопись языком твоим, и сердце твое да не спешит произнести слово пред Богом» (Екк. 5:2).

7. Если вы хотите, чтобы молитва была принята, следует молиться Духом, потому что ничто кроме Духа не может вознести в молитве душу к Богу: «Человеку принадлежат предположения сердца, но от Господа ответ языка» (Прит. 16:1). То есть, в каждом действии для Бога, и особенно в молитве, только Дух Божий может подготовить сердце так, чтобы оно говорило в один голос с языком. И действительно, язык сам по себе весьма расположен к тому, чтобы действовать без страха и мудрости, но когда язык произносит ответ сердца, да к тому же сердца, подготовленного Духом Божьим, тогда язык говорит так, как велит и желает Бог.

Есть сильные слова Давида о том, что он возносит свое сердце и душу к Богу (Пс. 24). Без силы Духа Божьего это слишком сложная работа для любого человека, и, я считаю, именно поэтому Духа Божьего называют еще Духом благодати (Зах. 12:10), когда Он помогает сердцу, если оно действительно того просит; и потому говорит Павел: «Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом»(ЕФ 6:18). Так говорю и я: «Стану молиться духом». Молитва, пока в ней не будет сердца, подобна безжизненному звуку; а сердце, пока оно не возвышено Духом, никогда не станет молиться Богу.

8. Сердцу не только следует вознестись Духом, чтобы молитва была верной, но и оставаться в возвышенном состоянии с помощью Духа, чтобы молитва была истинной. Не знаю, как обстоят дела с другими сердцами, возвышены ли они Духом Божьим и пребывают ли там, но я уверен, во-первых, что все молитвословы в мире, написанные людьми не могут подготовить и вознести сердце, ибо это является действием Самого Бога. Во-вторых, я уверен, что они не в силах сохранить возвышенное состояние сердца, даже если оно и вознесется. А в этом и заключается жизненная функция молитвы — поддерживать постоянное общение сердца с Богом. Для Моисея было чрезвычайно важным держать руки вознесенными в молитве к Богу; так насколько же важнее сохранить сердце вознесенным! (Исх. 17:12).

Потребность в этом возникает от того, что, как на это жалуется Бог, люди находятся рядом с Ним своими устами и знают Его на словах, но сердца их далеки от Него (Ис. 29:13; Иез. 33:31), и исполняют в основном заповеди и предания человеческие, как говорится о них в Евангелии от Матфея 15:8,9. Позвольте же мне, исходя из собственного опыта, сказать о том, как трудно молиться Богу так, как должно. Это свидетельство вызовет в бедных, слепых, плотских людях нелестные мысли обо мне. Когда я иду молиться, мое сердце весьма неохотно идет к Богу, а когда оно с Богом, то неохотно остается с Ним, и потому так много раз в своих молитвах я вынужден вначале молить Бога, чтобы Он взял мое сердце и приблизил бы его к Себе во Христе, а когда оно там, чтобы Он сохранил его у Себя. И много раз я не знал, о чем молиться, я так слеп, я так невежествен, я не знаю, как молиться; и только ради благословенной благодати Дух помогает мне в моих немощах (Пс. 85:11).

О, сколько путей бегства изобретает сердце во время молитвы! Никто не знает, сколько у сердца затемненных аллеи и уводящих в сторону дорожек, на которых оно может спрятаться от присутствия Божьего. А сколько гордости, если выразить это словами! Сколько лицемерия перед другими! И как мало (если только Дух прошения не поможет) понимают они в том, как сделать молитву тайным общением между душой и Богом. Когда Дух проникает в сердце, тогда рождается настоящая молитва, и никак не раньше.

9. Душа, молящаяся верно, должна молиться в Духе и с помощью силы Духа; человеку невозможно выразить себя в молитве без Него. Я имею в виду, что сердце не в состоянии без Духа искренним и доверительным образом излить себя пред Богом с теми воздыханиями и стонами, которые исходят из истинно молящегося сердца. Не уста являются главным действующим лицом в молитве; если сердце в молитве к Богу исполнено глубоких и серьезных чувств, ему невозможно выразить себя во всей полноте и искренности, ибо когда человек истинно любит, когда его чувства сильны, глубоки и неотступны, тогда становятся невозможны никакие слова, никакие слезы и стоны сердца не могут быть произнесены: «Дух подкрепляет нас в немощах наших и ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными» (Рим. 8:26). Насколько молитва бедна, когда состоит из одних слов! Искренне молящийся человек не может выразить словами уст своих невыразимые желания, ощущения, любовь и томление, которые в молитве обращены к Богу. Самые лучшие молитвенники в молитвах больше стонут, чем говорят, а те слова, что они произносят, являются лишь тусклым отражением состояния их сердца, жизни и духа молитвы. Вы не найдете слов молитвы, произнесенной Моисеем, когда он вышел из Египта, а за ним следом шел фараон; тогда он заставил своим криком звенеть небеса (Исх. 14:15). Но то были невыразимые и необъяснимые стоны и плач его души в Духе и с Духом. Бог есть Бог духов, и Его глаза видят дальше внешней стороны наших обязанностей (Чис. 16:22). Однако об этом мало думают многие из тех, которых считают большими молитвенниками (1 Цар. 16:7). Чем точнее хочет человек выполнять то, что заповедано Богом и согласуется с Его волей, тем труднее и сложнее ему это исполнить; причина же заключается в том, что человек вообще не в состоянии сделать это. Но молитва, как уже было сказано, не только долг человека, но одна из главных его обязанностей и, следовательно, — особенно трудная работа; поэтому Павел знал, что говорил, когда писал: 'Стану молиться духом». Он хорошо осознавал, что на молитву его вдохновляли не слова и писания других людей; ничто, кроме Духа, не могло помочь исполнить ее.

10. Молитва должна быть в Духе, иначе, поскольку сам акт молитвы будет безуспешным, безуспешным будет и ожидание ответа на молитвы. Молитва есть повеление Божье, которое душа должна исполнять во все дни пребывания по эту сторону славы Божьей. Но как было сказано ранее, самому человеку невозможно вознести свое сердце к Богу в молитве' также сложно без помощи Духа сохранить сердце вознесенным. А если так, то для молитвы к Богу совершенно необходимо присутствие Духа.

Христос говорит, что человеку всегда должно молиться и не унывать (Лк. 18:1). И вновь Он говорит нам, что лицемер определяется по тому, что-либо не молится постоянно, либо в молении не пребывает в силе духа, то есть в духе молитвы, но молится лишь формально, в притворстве (Иов. 27:10; Мф, 23:14). Легче всего людям отпасть, отойдя от силы Духа к соблюдению формы, но очень трудно в любом деле, а особенно в молитве, уметь сохранить жизнь, дух и силу; молитва является таким делом, где без помощи Духа человек может помолиться лишь раз, но продолжать постоянное глубокое и искреннее общение он уже будет не в состоянии; и лишь с Духом его молитвы достигнут слуха Господа Саваофа. Иаков не только начал, но и продолжал дело молитвы: «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня» (Быт. 32:26). Так же поступали и остальные благочестивые Божьи люди (Ос. 12:4). Но это было невозможно без духа молитвы. Только через Духа мы имеем доступ к Отцу (Еф. 2:18).

У Иуды есть замечательное место, где он говорит о грядущем суде Божьем над неправедными и призывает утвердиться и сохранить евангельскую веру как единственное средство спасения, без которого, как он знал, невозможна крепость верующего. Он говорит о твердости в вере, «назидая себя на святейшей вере… молясь Духом Святым» (Иуд- 20). Он словно говорит: братья, поскольку вечная жизнь уготована для тех, кто держится исповедания, вы не сможете получить ее, если не станете постоянно молиться в Духе. Величайшим обманом, которым дьявол и антихрист увлекают мир, является совращение людей на путь строгого соблюдения формы, на формальную проповедь и молитву. Именно таковы люди, «имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся» (2 Тим. 3:5).

Оценка 4.1 проголосовавших: 193
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here